четверг, 9 января 2014 г.

Убийство наоборот



У Светки дома уже во всю шла вечеринка, когда я, красная, с мороза, ввалилась в квартиру, стряхивая снег с сапог. "Тебе надо согреться, - заявила Машка и поднесла мне горячий глинтвейн, пока я снимала пальто. – Ух, Фрося! Ты сегодня в красном!" Да, на мне было новое красное шелковое платье! Народу было полно, музыка гремела, дискотека была в разгаре.

Сканируя обстановку, я заметила в углу комнаты интересного парня в модных очках в черной оправе и с книгой в руках. Это был Антон – Светкин однокурсник. "Он любит поговорить об искусстве, - сказала Светка. - Вспомни, на какой выставке ты была последний раз - и в бой!"
Винный компот подействовал предательски быстро. Я чувствовала себя жаркой, слегка пьяной, весёлой, и страшно румяной. Щёки просто горели! "Ну что, как я выгляжу?", - спросила я Машку, чувствуя силу своих чар. "Если он тебя, такую румяную и в красном платье, не примет за говорящий мешок Деда Мороза, то вы сможете пообщаться", - подмигнула Машка. Ну да, раскраснелась, ну и что? Мне было уже плевать - я ощущала прилив красноречия!

Антон сидел в кресле за праздничным столом и читал книгу, не обращая внимания на музыку и шумную тусовку. Я села напротив. "Вам музыка не мешает читать?" - начала я издалека. Он снял очки, заложил пальцем страницу, внимательно посмотрев на меня, сказал "Нет", после чего снова открыл книгу, вернул очки на переносицу и отклонился назад. Но я не сдавалась. "Понимаете, меня очень волнует состояние современного искусства…", - и я пустилась рассуждать о художниках, живописи и инсталляциях. Он, с натянутой улыбкой опять отложив книгу, терпеливо слушал меня, в глубине души наверняка надеясь на скорое завершение лекции. Я вышла на коду: «...И вот иногда смотришь на современную картину - и ничего не чувствуешь. А потом в сердце остаётся только холод, который пронизывает тебя насквозь. Как вы думаете, почему?» - эффектно закончила я. «Наверное, это потому, что вы грудью лежите в мороженом». Ах! И правда! Я увлеклась беседой настолько, что не заметила чью-то тарелку на столике. Вся грудь была в сливках, мороженое капало на колени, а кусочки шоколада зацепились за пуговицы. Ужас! Я встала, и поняла, что представляю собой инсталляцию «Убийство наоборот» - белый пятна на красном платье. Антон невозмутимо протянул мне салфетку. Я схватила её и выбежала в ванную комнату, вспоминая, сколько стоил это шелковый наряд.


«Пусти меня», - услышала я злобный шепот и открыла Машке дверь. «Фрося! Как так можно? Мне за тебя стыдно!», - набросилась она. «Не стыди меня – мне краснеть дальше некуда», - всхлипнула я. Но слёзы высохли, когда Машка достала из-за спины чистую одежду. «А я влезу в Светкины вещи?», - спросила я. «Влезешь. Ты, главное, теперь не сядь на торт!»